«А я дал тебе долю одну сверх (того, что) братьям твоим, что взял я из рук эмори, моим мечом и луком моим.» (Берейшит 48:22).

Мечь и лук
Мечь и лук

 

Слова «своим мечом и луком моим» переводит Ункелос как «своей молитвой и своей просьбой». Объясняет рабейну Бехаей, что Яаков назвал свою молитву мечом, «поскольку молитва защищает человека подобно мечу в руках богатыря». Истинная сила наших праотцов была в их молитвах и добрых делах, и только благодаря им они побеждали.

Как мы видим, в переводе Ункелоса упоминаются два вида обращения к Творцу: лук и меч. Важно понять, в чём разница между этими двумя обращениями и почему молитва уподобляется мечу, а просьба — луку?

Объясняет рав Меир Симха а-Коэн (автор книг Ор Самеях и Мешех Хохма), что «молитва» — это постоянная молитва, типа молитвы «Шмонэ Эсре», а «просьба» — это личные просьбы, с которыми человек обращается к Создателю своими словами.

Постоянную молитву, пишет рав Меир Симха, мудрецы называют «мечом», поскольку, подобно мечу, сила которого находится в самом орудии и лезвие которого опасно само по себе, у постоянной молитвы есть «сила» дойти до Престола Творца, даже если человек не молился с особенно большим намерением (однако сосредоточенность во время молитвы является обязательным условием, в любом случае). Просьба же уподобляется луку, который сам по себе, без приложения большой силы лучника, не опасен. Также и у личных просьб нет силы дойти до Престола Творца, если они были сказаны без настоящего намерения.

Чтобы глубже понять это объяснение, приведём слова рава Хаима из Воложина в книге Руах Хаим (1:3). Он пишет, что для того, чтобы постановить порядок и текст молитвы «Шмоне Эсре», нужен был пророческий дар, поскольку в их буквы и слова были вложены огромные тайны так, чтобы каждая молитва подходила к любой ситуации и любому дню. Рав Хаим утверждает, что всё, что было до сих пор написано в объяснении тайн этой молитвы, не является даже каплей в море по сравнению с теми тайнами, которые были в неё вложены.

Эти слова помогут нам понять, почему молитва «Шмонэ Эсре» походит на меч: слова и буквы этой молитвы, даже сказанные с минимальным необходимым намерением, сами по себе имеют силу дойти до Творца и быть услышанными. У личных просьб же нет такого преимущества, поэтому они будут услышаны, только если будут сказаны с намерением, будут идти «из сердца».

Однако и у личных просьб есть определённое преимущество: они обычно являются «криком души», и поэтому походят на стрелу, пущенную из лука. Однако, если же их говорят без серьезного намерения, у них нет большой силы, и они походят на ненатянутый лук, который совершенно неопасен.

Этот материал был опубликован на сайте «Беерот Ицхак«

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ