«Но такого не ешьте из жующих жвачку и имеющих копыто: верблюда, ибо он жует жвачку, но копыта не имеет» (Ваикра, 11:4).

Комментарий «Кли Якар» спрашивает: на первый взгляд, этот стих должен был аргументировать запрет употребления верблюда только тем, что у него нет копыт – зачем упоминать тот факт, что он жует жвачку? Подобный вопрос можно задать также и относительно свиньи, запрет употребления которой аргументируется следующими словами: «ибо она имеет копыта…, но жвачки не жует» – на первый взгляд, было достаточно сказать: «ибо жвачки она не жует».

верблюдОбъясняет «Кли Якар»: признак кашерности во всех этих видах добавляет им нечистоты, как Эсав (который уподоблен свинье, показывающей всем свои копыта, чтобы доказать мнимую кашерность), наполненный ложью и лицемерием. Каждый, кто лицемерен, хуже грешника. И поэтому копыта у свиньи – признак нечистоты, ведь ими она вводит в заблуждение и демонстрирует мнимую кашерность.

Можно добавить также дополнительную причину, объясняющую, что святость, служащая нечистоте, только усиливает нечистоту. Пишет великий каббалист рав Хаим Виталь («Шаар а-Гильгулим», 15-ая часть), что нечистота называется «смерть», а святость называется «жизнь», поскольку ее источник – Г-сподь Живой, поэтому нечистота гонится за святостью, чтобы оживить себя от нее. И в то время, когда святость находится в нечистоте, нечистота питается от нее, а без святости она умирает. Поэтому нечистота стремится к святости, чтобы ввести в грех святую душу человека, и тогда она сможет подпитываться от нее.  Из этого выходит, что если бы нечистота не пыталась примешиваться к святости, у нее не было бы возможности существования.