Нужно быть внимательным к выбору имени, ибо в еврейской традиции от него зависит личность человека

Для евреев имя ребёнка — это глубокий духовный момент. Мудрецы говорят, что в имени малыша заключается его характер, его специфика и его путь в жизни. Мы даём ему имя с самого начала, а в конце его земного пути, «доброе имя» — это всё, что он сможет забрать с собой (см. Талмуд Брахот 7b; Аризаль «Шаар аГильгулим» 24b).

Талмуд сообщает нам, что когда родители называют ребёнка, перед ними раскрывается одна шестнадцатая часть пророчества. Ангел приходит к родителям и шепчет им на ухо имя новорождённого, которое станет воплощением его личности.

Тем не менее, это не спасает родителей от тягот в преддверии выбора имени!

Как же мы выбираем имя? И почему имя отца обычно не дают сыну (Яаков Коэн младший, Ицхак Леви III)? Можно ли назвать мальчика в честь какой-то родственницы? Можно ли объявлять об имени до совершения брит милы?

 

Еврейская традиция о выборе имени

Как выбирают имя ашкеназские и сефардские евреи?

Имя ребёнка — это не только предопределение его жизненного пути, но не менее важно знать источник происхождения самого имени.

Ашкеназские евреи имеют традицию называть ребёнка в честь умершего родственника. Имя хранит память усопшего и метафизически связывает душу ребёнка с душой покойного родственника. Это великая честь и награда для почившего, ибо его душа может возвышаться посредством добрых дел человека, названного в его честь. Ребёнок, тем временем, пробуждается добрыми делами умершего, что прочно связывает его с прошлым (Ноах Элимелех. Бемидбар).

А что, если вам захотелось назвать именем усопшего родственника, но у кого-то из живых в семье есть уже такое имя? В этом случае, если живой родственник тесно связан единокровными отношениями,— родитель, прародитель или брат (сестра) — таким именем называть ребёнка не следует. Во всех остальных случаях — можно.

Сефардские евреи называют своих детей в честь живых родственников. Они опираются на Талмуд, где написано о ребёнке, названном в честь рабби Натана, когда он был ещё жив (Шаббат, 134а).

Некоторые обычно выбирают имя в честь еврейского праздника, если он совпадает с рождением ребёнка. Например, ребёнка, родившегося в Пурим, можно назвать Эстер или Мордехай. Девочке, рождённой в Шавуот подошло бы имя Рут, а младенца, родившегося в Тиша б“Ав, еврейский день траура, можно назвать Менахем или Нехама.

Имена допускается выбирать из недельной главы Торы, соответствующей этой неделе рождения. Многие имена и события, упомянутые в каждой недельной главе Торы, имеют духовную связь с ребёнком и конкретным персонажем ТаНаХа.

 

Скрытый смысл

На иврите, имя — это не просто набор букв. Имя раскрывает нам личностную характеристику человека. Мидраш (Берешит Раба 17:4) повествует нам о первом человеке Адаме, который, изучив повадки животных, давал им имена. Осёл, например, известен тем, что носит тяжести и выполняет физические нагрузки. «Осёл» на иврите «חמור» (хамор) происходит от такого же корня «חומר» (хомер) — «материальность». (В противоположность русскому языку, где слово «осёл» не раскрывает сущности животного.)

Эта же идея относится и к именам людей. К примеру, Лея назвала своего сына Йеhуда. Это слово произошло от того же корня, что и «благодарить». Буквы можно переставить таким образом, чтобы в них отражалась сущность Б-жественного естества, Его Имени. Суть в том, что Лея хотела по-особенному выразить свою «благодарность Б-гу (Берешит 29:35).

Важно, чтобы имя обладало чем-то положительным, поскольку каждый раз, когда его произносят, человеку напоминают о его значении (Мидраш Танхума ha-Азину 7). Человек, которого зовут Йеhудой, постоянно напоминает нам о том, какую благодарность мы должны испытывать к Б-гу!

Эстер, героиня истории про Пурим, обладала именем, означающее «скрытый». Как известно, Эстер была весьма красива (её избрали царицей), но, независимо от её внешних проявлений, её скрытые внутренние качества были превосходными.

Можно привести ещё один пример — имя Ари (Арье) в переводе с иврита «лев». В еврейской литературе, лев является символом удачного, предприимчивого человека, который видит возможность для совершения мицвот и молниеносно выполняет их (см. Кодекс еврейского права О.С. 1).

Конечно же, не исключены и плохие имена. Вы не захотите назвать ребёнка «Нимродом», ведь значение этого имени — «бунтарь». Во времена Торы, правитель Нимрод бросил Авраама в огненную печь как акт восстания против Б-га.

Если вы хотите назвать мальчика после того, как у вас родилась девочка, вам нужно постараться сохранить как можно больше букв имени девочки, например, Дина легко заменяется Даном, а Браха — Барухом.

 

Прочие рекомендации

 Было бы неплохо назвать ребёнка еврейским именем, которое имеет своё распространение и в русском, — например, Давид, Илья, Даниил, Савелий, Дина, Мария и т. д. В этом случае ребёнок будет не просто носителем этого имени, но и станет его использовать. Имя может стать главной преградой к ассимиляции; Мидраш (Бемидбар Раба 20:21) гласит, что еврейский народ был искуплен из Египта в некоторой степени из-за своих еврейских имён. В детстве у меня был дядя, который всегда звал меня по имени («Шрага» означает «свеча»), которое постоянно напоминало мне о моей еврейской идентичности.

Есть некоторые сомнения в пользу наречения во имя человека, который умер в молодом возрасте или от неестественной смерти. Мы опасаемся, что несчастье может духовным образом повлиять на нового носителя имени. Хотя термин «умерший молодой» всё же относителен, рабби Моше Файнштейн предлагает такой подход:

Если человек умер своей смертью и оставил после себя детей, нельзя рассматривать его кончину как «плохое предзнаменование». И пророк Шмуэль, и царь Шломо умерли довольно в молодом возрасте — 52 года, но евреи по традиции используют их имена. Когда же человек умирает не своей смертью, рав Файнштейн предлагает, что имя покойного необходимо изменить. По этой причине, когда кого-то называют в честь пророка Йешаяhу, которого убили, многие евреи опускают последнюю букву его имени (на иврите «Йешайя» вместо «Йешаяhу») (Ям шель Шломо — Гиттин 4:30).

 

Рабби Яаков Каменецкий рассматривал возраст в 60 лет как границу между молодостью и старостью. Талмуд (Моэд Катан 28а) повествует, что рабби Йосеф созвал на торжественный вечер в честь своего 60-летия, отмечая начало долголетия.

Вопреки популярному восприятию, не запрещено объявлять имя ребёнка до обрезания. В метафизическом смысле, однако, ребёнок фактически не получает своё имя до Брита.  Это основано на том, что Б-г изменил имя Авраама после совершения акта брит мила в возрасте 99 лет (Берешит 17:15). Более того, мальчик получает целиком свою душу во время Брита, и пока ребёнок не достигнет этого, запрещено ему давать имя (см. Зоар Лех Леха 93а, Таамей Мингаим 929).

 

У каждой звезды есть имя

Рабби Барух и Михаль Финкельштейн писали в своей книге «Девять замечательных месяцев — БэШаа Това» (издательство «Фельдхейм»): «Царь Давид писал в Теhилим (147:4): „Он исчисляет количество звёзд. Всех их называет по имени“. С самого сотворения мира звёзды привлекали человеческое воображение. Они заключали в себе все тайны творения и будущего. Звёзды — это путь для навигатора, загадка для астронома и тайна поиска для исследователя».

Эти маленькие фонари на просторах кромешного мрака так малы, но мы же знаем, что это не так. Их числа достигают бесконечности, но все они — бесценны для Б-га, ибо «Он всех их называет по имени». У каждой из них есть своя уникальная роль, и нет ни одной звезды схожей друг с другом.

Тора часто сравнивает еврейский народ со звёздами (Берешит 15:5). Ибо как звёзды освещают бездну ночи, так и еврейский народ озаряет тьму мира истиной и светом Торы; как блуждающий путник идёт вдоль млечного пути, так и еврейский народ дарует моральные и этические ценности всему человечеству; как в звёздах сокрыты таинства будущего, так и мировая история вращается вокруг еврейского народа, неумолимо ведя мир к его заключительному искуплению.

Как гигантские звезды кажутся нам крошечными, так и еврейский народ кажется незначительным по сравнению с миллиардами живущих на Земле. Тем не менее существует фундаментальное понимание сопутствующей силы и огромного потенциала еврейского народа.

Б-г даёт имя каждой звезде, потому что она представляет ценность в Его глазах, тем паче Его участие в даровании имени каждому еврею. Подобно звёздам, ни одна еврейская душа не похожа друг на друга. У каждого еврея своя уникальность и особое совершение мицвы, где он больше всего преуспевает. Каждый еврей сияет своим светом.

Б-г в полноте раскроет любовь Своим детям во дни искупления. Мы читаем в hафтарот в каждом году в Тиша б“Ав: «Поднимите глаза ваши в высоту (небес) и посмотрите: кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счётом, всех их по имени называет Он; от Великого могуществом и (от) Мощного силой никто не скроется» (Йешаяhу 40:26).

В заключительном искуплении каждый еврей возвратится в Иерусалим — «никто не скроется». Каждый из них будет исчислен, и всякому еврею дастся особое имя от Б-га.