Он преданно служил Б-гу и еврейскому народу всю свою жизнь!

12 декабря 2017 года прекратило биться сердце рава Аарона Йегуды Лейб Штейнмана, лидера еврейства Торы. Он скончался в возрасте 104 лет. Таким «званием» — лидер поколения — его одарили около 600 тысяч людей, которые пришли на его похороны.

Посетив небольшую квартирку на улице Хазон Иш в городе Бней-Брак, в Израиле, вы не посмеете сказать, что это жилище принадлежало лидеру поколений. Оштукатуренные, ничем не примечательные стены, отчасти разобранные шкафы и ряды книжных полок, от пола до потолка, заполненные комментариями Торы. Никакого убранства. Ничего лишнего!

Но здесь, в кабинете, который заменял ему спальню, рав Штейнман принимал самых разных гостей: учителей, ищущих руководства рава для достойного преподавания по учебной программе; политиков, принимающих главные законы еврейского государства и его жизни; учеников, которые готовились к экзаменам на знание школьной программы.

Дверь в его дом была всегда открыта. Для него не существовало незначительных или мелких проблем. Люди приходили и приезжали к нему со всего мира, выстраивались в очередь друг за другом, проводя часы в ожидании приёма великого человека: только бы поговорить с ним! Говорят, что бывший премьер-министр Израиля Эхуд Барак, в надежде обойти толпу, влез в дом рава Штейнмана через окно.

Рав Аарон Штейнман написал 15 томов комментариев на Талмуд, а также серию исследований, связанных с Пятикнижием Моше под названием Аелет а-Шахар («Утренняя звезда»). Он был высокопрофессиональным экспертом в области педагогики и образования – об этом говорит его книга «Деятельная любовь: руководство для нашего поколения».

 

Совет мудреца

Рав Штейнман родился в 1913 году недалеко от польско-литовской границы. Незадолго до Второй мировой войны, столкнувшись с принудительной вербовкой в ряды Польской Армии, он бежал в Швейцарию. Там Аарон  Штейнман был помещен в трудовой лагерь для беженцев; молодой парень остался единственным выжившим из большой семьи: его родителей и пятерых братьев убили во времена Шоа (Холокоста).

В Израиль он приехал в начале 1950-х годов, и на протяжении шестидесяти лет спал на простых досках (нарах), покрытых тонким матрасом, которым его одарило Еврейское Агентство. В последующие шестьдесят лет рав Аарон  Штейнман руководил различными учреждениями Торы, в том числе ешивой   Гаон Яаков в Бней-Браке, — которую он сам и основал.

После смерти известного раввина Йосефа Шалома Эльяшева в 2012 году, раву Штейнману был присвоен почетный титул «Гдоль адор» — это признанный всеми религиозными евреями титул раввина, за которым остаётся последнее слово в объяснении Торы. В этой роли он оказывал влияние на сотни тысяч евреев, обучая их, наставляя на верный путь, а также принимая участие в общественно-государственной деятельности.

Рав Штейнман обладал безграничной мудростью и проницательным видением, которые берут своё начало в судьбах многих поколений и достаются, как сокровенный Божий дар, людям, жаждущим истины. Но самым большим достоянием рава Штейнмана называют то, что он заложил  основу для познания многовековой еврейской мудрости. Он знал всё: от образования и воспитания детей до дипломатии на государственном уровне и тайн духа.

Несколько лет назад, прежде, чем опубликовать статью об опасности ядерного взрыва в Иране, я обратился за советом к раву Штейнману. Он поддержал мои усилия, но посоветовал: «Остерегайся открыто обвинять иранских лидеров», — сказал он. — «Наша история знает немало событий, как в случае с Эйсавом, или с первыми годами восхождения Гитлера к власти. Нужно быть предельно осторожным, чтобы не вызвать личную конфронтацию».

После встречи с ним я лишился дара речи. Немощный старик, сидящий на жёсткой скамье, осветил деликатный вопрос из области  дипломатических отношений, ссылаясь не только на Тору, но представив в целом основные принципы взаимодействия и обращения с вражескими иностранными державами; рав привел важнейшие для дальнейшей жизни страны доказательства того, что некоторые антинацистские протесты могли послужить «оправдательными» действиями, нацеленными на уничтожение евреев.

Когда родился мой младший сын, рав Штейнман любезно согласился быть в роли сандака: в момент совершения брита, завета обрезания, он держал младенца на руках.

 

Лидерство Торы

В отличие от того, как проходят выборы лидера на Западе (часто выборы лидера похожи на  конкурс среди самодовольных эгоистов) — рав Штейнман не проходил процедуру голосования, в которой успех обеспечен пиару, энергии агитаторов и нахальных публичных «выскочек». Он стал лидером совсем по иным причинам: благодаря своей глубочайшей кротости, состраданию к людям, трепету перед Всевышним и посвящению всего себя высокому долгу служения Торе, оставаясь при этом деятелем, абсолютно лишённым всякой мысли о личной выгоде или общественном признании (славе). У него не было ни заработной платы, ни роскошного офиса, ни личного самолёта или каких-либо полномочий. Он сохранял своё положение, полагаясь исключительно на доверие людей.

Когда дело доходило до изучения Торы, рав Штейнман был непримиримым борцом за чистоту посвящения. Он дал определение ешиве не просто как месту изучения Торы на высоком уровне, но как безопасной гавани, лишённой резких ветров и сил, противоречащих Торе. В частности, в эпоху цифровых технологий, когда многие полагают, что негативное воздействие «виртуального мира» не может изменять физические параметры, рав Штейнман считал, что лучшая защита — это неуклонная приверженность ценностям Торы.

Рав Штейнман был сторонником умеренных политических взглядов. Он поддержал идею Нахаль хареди, предоставив студентам ешивы возможность службы в Армии Обороны Израиля. При этом он принял весь удар на себя, и несколько лет мужественно отбивался от нападок критиков. Рав Штейнман утвердил направление «нет отстающих детей» как образовательную политику, основав школу для менее талантливых детей, детей иммигрантов, а также детей, подверженных всевозможным рискам. Он усилил влияние Торы в Израиле тем, что высказал своё одобрение в связи с включением министра хареди в Правительство и кабинет министров Израиля.

Рав Аарон Йеѓуда Лейб Штейнмана был эталоном для подражания для каждого, кто пытался избежать многих уловок и ухищрений современного образа жизни. Когда посол Израиля в Японии Нисим Бен Шитрит посетил скромную квартирку выдающегося раввина, он с удивлением заметил: «Я в своей жизни не видел ничего подобного».

В ежедневный рацион рава Штейнмана требовался один огурец, одна отварная картофелина и несколько ложек овсянки. Дабы сохранить своё тело здоровым, он приучил себя желать еды только из соображений настоящего голода и потребности в пище, а не из стремления к удовольствию.

В Шабат он ел разнообразную пищу в честь святости этого дня. Но, когда ему предлагали деликатесы, как почётному гостю, он осмеливался съесть немного винограда.

Рав Штейнман обычно сидел на скамье без спинки. Он применял различные приёмы, чтобы у него было много сил проводить долгие часы за изучением Торы. На протяжении многих лет ему предлагали отремонтировать жилище и сделать его более комфортабельным и современным, но рав Штейнман считал такие предложения излишеством и всегда отказывался, настаивая на том, что у него есть всё, что необходимо, и этого вполне достаточно.

 

Путешествия

В 2005 году рав Штейнман решил путешествовать по миру во имя укрепления еврейских общин, отдаленных географически от больших центров изучения Торы. Он выбрал такое решение из-за огромного чувства ответственности, ради  сохранения важной еврейской традиции лидеров «ходить из дома в дом» (Мидраш Элияѓу раба 11). Хотя его ученики и врач пытались отговорить рава от столь опасной для его возраста и здоровья затеи, он ответил:

«Не от врачей зависит моё здоровье, а от Б-га, и если Он призывает меня, со мной ничего не случится».

 

Железная воля рава Штейнмана оказалась сильнее слабого здоровья, а путешествие — Мехико, Лос-Анджелес, Монреаль, Буэнос Айрес, Берлин —продолжались вплоть до его столетия.

В этих путешествиях он посещал иногда не менее 4 городов и произносил до десяти речей в день! Однажды, когда он свалился от усталости, врачи посоветовали отказаться от продолжения традиционных путешествий, но рав Штейнман заявил: «Пока мне Б-г даёт силы, я не отступлю от задуманного».

В городе Лэйквуд, штат Нью-Джерси, поприветствовать знаменитого рава Штейнмана пришли 15 тысяч человек. На Гибралтаре целая еврейская община (около 600 — 700 человек) слушала знаменитого гостя. В честь такого великого события община объявила о большом празднике, и все еврейские предприятия были закрыты; евреи объяснили свое решение так: если свиток Торы чествуется большим празднеством, насколько же величественнее должно отмечаться живое воплощение Торы!

Во время своей поездки на Украину рав видел переполненные народом улицы, окружавшие синагогу; они были запружены сотнями людей с 4:30 утра, все евреи спешили присоединиться к утреннему молитвенному служению. Несмотря на то, что до недавнего времени в украинском городе невозможно было собрать миньян, приезд рава и его способности вызвали в душах евреев великий энтузиазм.

Перед поездкой в зарубежные страны, раву Штейнману пришлось делать выбор между двумя кандидатами, желающими сопровождать лидера Торы в этом путешествии. Он попросил каждого из них написать, почему тот хочет отправиться с ним за границу. Один из кандидатов написал, что желает стать свидетелем того, как тысячи людей чтят рава Штейнмана и Тору. Другой же  сообщил, что желает осмотреть достопримечательности. Рав Штейнман выбрал вторую кандидатуру, хотя его мотивация была более земной. Рав чувствовал, что тот был с ним более честен.

Во время визита в Соединённые Штаты Америки, рава Штейнмана спросили, почему Америка, единственная среди великих исторических держав,  по большей части была избавлена от чужеземных завоевателей? Он приписал это духу доброты и сострадательности (малхут шель хесед), добавив, что Америка — это наилучший щит движения к совершенству.

Своими вдохновляющими заграничными путешествиями рав Штейнман воплотил пророческие слова рабейну Йоны (Шаарей Тшува 3:147), в которых описывалось, какого рода влияние окажут на еврейство лидеры Торы: «Спящие сердца воспрянут от сна своего, когда увидят великолепие почитания Торы и тогда узнают её величие. Все испытают величайшую жажду Торы и желание служить Б-гу с искренним сердцем».

Действительно, по следам его пребывания в людях происходили прекрасные изменения, например, евреи в одной из общин создали группу для осуществления общинных проектов, которые ранее были отброшены, как слишком сложные или отнимающие много времени: «Если рав Штейнман смог это сделать, то и мы тоже сможем».

 

Жить чудесным образом

 

Недавно молодой врач сказал раву Штейнману: «Твоя жизнь — чудо». Удивлённый раввин ответил: «Знаешь, твоя жизнь — такое же чудо».

Так он жил,  рав Аарон Йеѓуда Лейб Штейнман: с полным пониманием и отчётливым видением цели и будущего еврейского народа, основанного на Торе, и полным доверия Б-гу.

Во времена ракетных атак из Газы в 2012 году, он сказал:

«Каждый миг в нашей жизни — это угроза, и если Б-г не вступится за нас и не защитит, в мире наступит абсолютный хаос. Б-г желает слышать наши молитвы, поэтому Он пытается встряхнуть нас и вырвать от рутины, дабы еврейский народ воспылал искренними молитвами».

 

 

Президент Израиля Реувен Ривлин сказал, что рав Штейнман «нёс весь груз существования еврейского народа на своих плечах. Несмотря на твёрдые позиции, он знал, как мягко передать свои идеи с огромной любовью к еврейскому народу. Он был человеком , чья мудрость достигла небес благодаря его кротости и смирению».

Рав Штейнман вдохновил всю Эрец-Исраэль, напомнив нам, что мы являемся «народом священников и народом святым». Теперь мы обязаны почтить его память, живя согласно этому определению и нашей обязанности соответствовать ему.

 

Читайте: Завещание, которое потрясло весь мир.